Гастрономический weekend в Бордо-Коньяк

Если вы смотрели фильм Ридли Скотта  «Хороший год» или читали бестселлер Питера Мейла «Год в Провансе» - вам сюда. Путешествуя по Провансу, категорически не рекомендуется выдумывать что-то новое, а полностью погрузиться в атмосферу прекрасной праздности. Поселиться среди виноградников, каждое утро открывать нежно-лавандового цвета ставни, завтракать горячими булочками. Отправиться на ближайший рынок, там гулять между рядов с пучками лаванды и стогами прованских трав, торговаться с фермерами и наполнять свою корзинку (в Провансе за покупками ходят исключительно с корзинкой) свежей зеленью, мясистыми розовыми помидорами и малиной. Завершить покупки в винной лавочке бутылкой вина кот-дю-рон, оттенком напоминающего расплавленный розовый хрусталь. Обсудить новости, устроившись в кафе на площади старинного городка. А потом, выбрав у мясника отменного кролика, приготовить жаркое по-провансальски, несомненный символ здешней кухни, щедро сдобрив его душистым прованским маслом и оливками.

В Прованс приезжали за свежим взглядом Ван Гог, Матисс, Моэм, Пикассо, Хемингуэй; Сезанн и вовсе предпочел здесь родиться. Трудно поверить, что прованский  пейзаж  - бескрайние виноградники и оливковые рощи, черепичные крыши и  карамельные закаты - получился сам собой, а не был аккуратно смонтирован по чертежам гениального ландшафтного дизайнера, живописно разбросавшего вдобавок там и сям шпили церквей и зубчатые башни цитаделей. Городки Прованса похожи друг на друга, как братья, - пусть не близнецы, но как минимум, кузены. Светлые домики всех оттенков пастели, спирально поднимающиеся к вершине холма, где красуется очередной собор  или, как минимум, часовая башня. Занявшись поиском десяти отличий, отправляйтесь в Менерб, где, как гордо информирует путеводитель,  на каждого жителя приходиться по два абрикосовых дерева, а в антикварных подвалах старого замка ждут ценителей винтажные веера и серебряные столовые приборы, порой, весьма загадочного назначения.

По контрасту с крошечным Менербом, куда более известный Авиньон кажется почти громадой. Когда-то резиденция пап и столица католического мира, Авиньон был задвинут на обочину истории и зажил безмятежной провинциальной жизнью. Грозный, ощерившийся горгульями папский дворец несоразмерен безмятежному городку, где оживают самые романтичные фотографии: причудливый арочный  мост из старой песенки, столики кафе в тени платанов, вездесущий запах чеснока, двадцать видов тапенады из оливок  в обычном супермаркете, старая мельница в центральном квартале и – каждый вечер – непременный стаканчик пастиса на площади Часов. Когда начинает казаться, что стрелки старинного хронометра начинают двигаться чуть медленнее, чем им положено,  значит, вы верно уловили ритм этого заповедного края, застывшего в созерцательности. 

Расхожее выражение  «как с картинки»  обретает новый смысл, стоит вам оказаться за воротами средневекового  города Арль. На самых живописных перекрестках тут и там встречаются  мемориальные мольберты с репродукциями Ван Гога.  Арль – город компактный, и за два года жизни здесь великий голландец успел нанести на холст почти все, что и сегодня видит глаз туриста: разводные мосты, вишневые сады, баржи на Роне, на которых сегодня веселят публику плавучие ресторанчики-гангеты. Оказывается, разница между реальностью и фантазией художника совсем не велика. Во всяком случае, если сюжет развивается в Провансе.  

Однако Прованс – это не набор точек на карте, пусть даже за каждой стоит многовековая история. Прежде всего  - это бал ощущений, изумительная комбинация цветов, ароматов и вкусов. Прованс – это еще и кулинарный пуп Франции, отстаивающий свою автономность. Кухня тут простая, легкая для восприятия умом и желудком, но абсолютно суверенная. В каждой деревне найдется свой вариант рататуйа (который вовсе не название мультфильма, а пестрое провансальское овощное рагу).  За каждым холмом скрывается потайной сырный подвальчик, ведь неторопливость здешней  жизни как нельзя лучше способствует неспешной выдержке целого батальона сыров,  во главе с терпким козьим labrousse, больше похожим на  нежный пахучий крем. А в витрине каждой кондитерской  лакомок ожидают россыпи каллесонов – миндальных конфеток, воспроизводящих формой лютню прованских трубадуров. Наконец, Прованс – издревле королевские трюфельные угодья, больше 80% «черных бриллиантов» поступают на престижные  аукционы Франции  из этих мест. «Трюфельную мессу», кульминацию тихой охоты, каждый год разворачивающуюся в  тишайшем местечке Сен-Сатюрнен-Лез-Апт  прекрасно описал Питер Мейл. Трюфельные паштеты с грибами и помидоры в трюфельном масле очень идут и здешним холмам, и виллам, и местному розовому вино, терпкому и мгновенно пьянящему. А на десерт -  очаровательные розовые городки, фиолетовые лавандовые поля до горизонта и лучший в мире кофе, выпитый в обычном деревенском кабачке.  

Текст: Людмила Сальникова, фуд-редактор журнала "ХлебСоль"